animateMainmenucolor
activeMenucolor
Набережночелнинский Государственный Театр Кукол - Театр Кукол

Без "чуваков" и спецэффектов

25 марта 2014

21 марта - Международный день кукольника. О буднях и творческих поисках челнинского театра кукол рассказывает главный режиссер театра Игорь Клюев. - В конце прошлого года мы были на заседании коллегии Министерства культуры республики, на котором присутствовал Рустам Минниханов. Видели министерский отчет по деятельности республиканских театров. По многим показателям мы одни из лучших. Кроме заполняемости зала, которого у нас нет.

Пробившись через охрану, нам удалось подойти к президенту. Я задал ему вопрос про наш театр. Выяснилось, что Минниханов был не в курсе ситуации с нашим зданием. Он сразу спросил: цена вопроса? Я растерялся от неожиданности. Он пообещал помочь со строительством нового здания. В кулуарах нам сказали, что если президент что-то обещает, то выполняет.

- Появилась информация, что будет построен «Культурный центр», в котором разместитесь вы и татарский драмтеатр.

- Нам никто и ничего не говорил. Есть несколько случаев, когда в одном здании размещены два театра. Но в связи с эти возникает много сложностей, частые накладки. Каждый театр должен располагаться в отдельном здании. А если два в одном, то у каждого должна быть своя сцена, фойе, подъезд к зданию. Кто даст гарантию, что во время нашего выступления не будет репетировать татарский драмтеатр, и будет ли создана соответствующая шумоизоляция? Думаю, мы заслужили отдельное здание.

- Кукольный театр востребован в нашем городе? Можно говорить о его самоокупаемости?

- Идет постепенный переход на самоокупаемость. Многие статьи расходов перешли на внебюджетное финансирование. Мы востребованы - у нас нет проблем с посещаемостью.

Самые «кассовые» - спектакли для садиков, «колобки» и «теремки». Но на таких постановках трудно вырасти актеру. На 9 мая мы ставили спектакль «Петрушка на войне». Он не был выездным, коммерчески его трудно было назвать успешным. Но главное, что при его просмотре плакали ветераны и примолкали дети, которые узнавали что-то новое о войне. Поэтому нам приходится искать золотую середину. Зрители идут на известные, звучные названия, знакомые по мультфильмам, например, «Мама для мамонтенка» или «Котенок по имени Гав». Хотя мы стараемся ставить и какие-то современные постановки. Но то, что сейчас нам присылают современные авторы - это кошмар. Повсеместное заигрывание с молодежью, обилие сленга - «козел», «чувак» и прочее. Авторы думают, что подобным образом сделают спектакль доступным.

- Как за эти годы изменился Ваш зритель?

- Дети по-прежнему готовы к сказкам, но стал ниже порог, с которого они начинают себя чувствовать себя взрослыми. С ранних лет ребенка готовят к взрослой жизни, по сути, лишая детства. Главное - их увлечь, но без сюсюканья и нравоучительства.

Трудно соперничать с интернетом, блокбастерами в кино и на телевидении. Мы одно время делали упор на спецэффекты. Но потом поняли, что это бесполезно. Дети активно сопереживают. Есть дети-созерцатели, а есть те, кому постоянно нужно общение во время спектакля. Порой происходят курьезные ситуации. Во время одного из спектаклей наша Баба-Яга спросила у зала: «Кто-нибудь хочет жить в моей избушке?» Обычно дети не изъявляют желания, а тут нашелся один мальчишка, который сказал: хочу! Мы его пытались отговорить, сказали, что его папа с мамой будут волноваться. «Нет, - говорит, - не будут». Кое-как усадили на место...
Яндекс.Метрика